fregimus: (Default)
Это было в самом начале времен. Человек и Близнец явились из космоса с Коровой, вскормившей их в пути. Человек и Близнец решили основать наш мир. Тогда Человек принес в жертву Близнеца (а может быть, Корову, не вспомнить уже), и из частей его тела создал, с помощью бога неба, мир: из плоти — землю, из кости — камень, из волос — растения, из крови — воду, из глаз — Солнце, из ума — луну, из мозга — облака, из головы — небо, а из дыхания — ветер. Так Человек стал первым жрецом.



Когда мир был создан, пришел Третий (не помню, откуда он взялся). Позже его называли по-всякому, но точно помню, что тогда его звали Третьим. Бог неба дал Третьему скот, но треглавый Змей украл скот. Тогда Третий заручился помощью бога бури. Они поднялись на гору, где жил Змей (впрочем, возможно, это была глубокая пещера — запамятовал) и одолели его. Третий получил скот обратно и вернул людям их богатство. Так он стал первым воином, а отбирать скот у врага сделалось богоугодным делом.

С тех пор жрецы приносят в жертву скот, раздают мясо на пиру, а боги, что так помогали Человеку установить справедливое мироздание, получают свою долю ароматного питательного дыма. А воины угоняют соседские табуны.
Tags:
fregimus: (Default)
[livejournal.com profile] sergej_krylov любезно привел великолепную библиографию по началам компаративистики (или сравнительно-исторического языкознания, если вам так больше нравится) в комментариях к одной моей старой записи. Мне давно уже следовало вынести их в отдельную запись. Вот, выношу.

... )

Дополнения всячески приветствуются.
Tags:
fregimus: (q)
Напомните мне, пожалуйста, что это за учение о стадиях индоевропейских языков? Вышел у меня разговор с [livejournal.com profile] clear_text, где он сказал, что литовский язык «"стадиально старше", если можно так выразиться», и что языки «по стадиальному старшинству так идут: санскрит, литовский, древнегреческий, латынь». А на вопрос, как устанавливается эта самая стадия, мэтр сказал, что по структуре языка, и отправил меня читать Боппа, Мейе и Соссюра.

Я убей не могу вспомнить такого понятия. Мне идти читать Боппа, Мейе и Соссюра, или тут что-то перепуталось?
Tags:
fregimus: (q)
Что-то в индоевропейском всего реконструируется по два. То, что существительные-синонимы в дочерних языках восходят к двум корням, объясняется противопоставлением одушевленных, т. е. способных к самостоятельному действию, и неодушевленных сущностей. Например, вода, которую пьют — одно, а которая течет и подмывает берега — другое. Это очень убедительное объяснение.

То, что родственные глаголы восходят к двум синонимам, объясняют противопоставлением глаголов действия («бежать») и состояния («выситься»). Например, глагол, давший в русском «быть», был активный со значением «становиться», а тот, что дал суплетив «есть», тот стативный, со значением просто «быть». Тут у меня возникают некоторые вопросы — я не совсем, конечно, в теме, хобби у меня такое, — но почему глагол с корнем *bhu-, активный такой активный, давал в дочерних языках все-таки чаще всего значение «быть», тогда как «становится» выражалось как-то иначе (в русском, как видите, от корня «стоять»). Примеров таких странностей много.

Но вот когда реконструируется два местоимения 1 л. мн. ч. («мы»), меня начинают колбасить смутные сомнения. Это тоже, конечно, объясняют — клюзивностью на этот раз, противопоставлением «мы вместе с тобой» и «мы за исключением тебя» — но это уж настолько, извиняюсь, за уши, что даже мне, неспециалисту, понятно: в дочерних-то языках ни рефлекса от клюзивности не осталось.

Слушайте, а это точно был один язык? Или, может, у предков был, как в дирбальском, отдельный лексикон для разговора с тещей?
Tags:
fregimus: (Default)
Полный горьких сомнений разговор о фонологической реконструкции.
http://wiederda.livejournal.com/53375.html?thread=1677439#t1677439

[livejournal.com profile] fregimus:
Меня с детства мучил вопрос, как предкам удавалось произносить сочетание -rdhs в ghórdhs в частности, и все это слово в один слог в общем. Мой ротовой аппарат воспроизвести нечто даже отдаленно похожее отказывается. Я прилежно тренировался, но у меня так и не выходит ничего лучше, чем ghórdhъs. В чем тут секрет?

[livejournal.com profile] wiederda:
Ну так всё правильно. Вы невольно тематизируете это существительное, что в конечном итоге с ним и случилось. Но был и другой путь. Известно, что конечное dhs номинатива ассимилировалось в ts, которое в некоторых языках впоследствии распространилось на всю парадигму. От и.-е. ghórtos (из атемат. ghórts < ghórdhs) ведут происхождение лат. hortus, греч. χόρτος, д.-ирл. gort и нек. др.

[livejournal.com profile] fregimus:
То есть, если я правильно понимаю — так никогда и не говорили? Вот когда реконструируется ghórdhs — это что реконструируется?

[livejournal.com profile] wiederda:
Ну это примерно как указание на гипотетическую стадию *pont-s для существительного лат. pons, род. п. pontis. Так, кажется, иногда делают в учебниках, наглядности ради.

[livejournal.com profile] fregimus:
Это-то да… Но вот тут у меня часто возникает вопрос об объекте собственно реконструкции, что же именно реконструируется. Вот язык, как естественный процесс. Для бесписьменных носителей языка эти закорюки лишены какого-либо смысла. В качестве объекта мы постулируем фонемы, у живых носителей мы их действительно находим — всамделешную группу вариативности определенного фона, они на самом деле производят какой-то варьирующийся звук, который можно как-то условно вычленить и классифицировать как репрезентацию какой-то фонемы. Это все мне мило и приятно. А вот когда реконструируются гипотетические стадии, которые человек-то, в общем, произнести и не в состоянии, у меня случается легкое беспокойство — вся эта красивая система, которая, несомненно, предсказательна, то есть (опять же списывая на некоторую условность моделей) дает проверяемый результат, тем не менее в природе ни в каком виде не встречается. Если *ponts еще возможно, то *-rdhs, да еще отличное от *-rds, маловероятно. Вы знаете, чем я занимаюсь — грубо, ищу язык в голове. В голове все чертовски запутано; хорошо было бы сказать, что это *-rdhs там присутствует в каком-то виде, тогда мне было бы спокойно сказать, что реализуется оно при произношении так-то (или даже сказать, что все равно как). Но у меня имеется такое стойкое огорчительное ощущение, что там, в голове, все не так. То есть, мне хочется как-то по-старинке этот объект, который так легко образуется в теории, отыскать, а он не отыскивается. Или даже так можно сказать: если сравнивать с физической теорией и уравнениями — физики находят в членах уравнения физический смысл, а когда в уравнениях теории этого смысла нет, сильно переживают по этому поводу. Вот так я не нахожу физического смысла в этом *-rdhs.

Я понимаю, что это все поток философского сознания, но — не встречалось вам каких-то работ, где бы у авторов тоже такое беспокойство бы случалось?

[livejournal.com profile] wiederda:
Я не настолько начитан, поэтому нет, не встречались. Хотя мысли Ваши мне понятны и близки. Большинство авторов, кажется, склонно мириться с условностью реконструкций, и дидактически это правильно. К тому же, ранне-и.-е. фонотактика известна далеко не во всех деталях. Возможно, что на некой стадии произнесение кластера dhs не представляло проблем для говорящих (субъективные оценки чужих возможностей могут ошибить). Возможно также, что там повсюду слышалась глухая аффриката, а dh восстанавливалось в результате парадигматического выравнивания (по форме вокатива ghórdh и/ли аккузатива ghórdh). Где восстанавливалось? А вот именно там, в голове. То есть, возьми мы сейчас в плен среднестатистического протоиндоевропейского зменя, отмой его, научи буквам и дай в руки грифель, то на предложение написать слово "ограда" он неуверенно выведет гhордhс, а на вопрос "Как же гhордhс, когда ты говоришь гhорц?" мы услышим "Мне носителю виднее, как правильно гhордhṃ писать, ... (далее нецензурно)".
В общем, не знаю.
fregimus: (Default)
Лингвистические запоминалки. С удивлением узнал, что кое-кто их никогда не слышал.Read more... )